Сергей Иванов : «Разный менталитет, другой подход»

0
79

Победитель этапов «Тур де Франс» и «Амстел Голд Рейс» Сергей Иванов возвращается в велоспорт. С этого, олимпийского, сезона он будет работать старшим тренером в сборной России по велоспорту на шоссе и спортивным директором в «Газпром-Русвело». О былой романтике, бельгийской брусчатке, уходящем поколении и новом менталитете он рассказал специально для блога на сайте агентства «Р-Спорт».

— Сергей, как будете совмещать работу в команде и в сборной? Или это такое логичное совмещение постов?

— Я думаю, что работа в команде не помешает, наоборот, я буду знать резерв, буду знать, что происходит, я буду понимать, что происходит. Осознаю, что работать на посту тренера сборной — большая ответственность. Это был своего рода сюрприз для меня, такое предложение.

— Изначально предполагалось, что лидерами сборной на Олимпиаде будут Юрий Трофимов иИльнур Закарин. Вы как представляете себе команду на Игры?

— Трасса будет очень серьезная, очень сложная, поэтому мы должны выбрать оптимальный состав с учетом того, что, согласно регламенту, один из троих гонщиков групповой гонки должен будет ехать «разделку». Конечно, по такой трассе мы будем ориентироваться, прежде всего, на таких гонщиков как Юра и Ильнур.

— Как у спортивного директора вашей специализацией остаются северные гонки?

— Именно это – то, где мой опыт может пригодиться. Я это хорошо знаю, знаю, где какой камень лежит, после какого дома ветер поменяется. Это то, в чем могу быть максимально полезен. В той же Италии я много не гонялся, этим направлением займутся другие спортивные директора, у которых в этом больше опыта. Ну а в Бельгии я, можно сказать, каждую собаку знаю. Да и спортивные директора на этих гонках как правило – те, с кем я гонялся в прошлом.

— Кто в вашей команде будет ездить северные «классики»?

— Это легко. Как увидите большое лицо, тяжелого парня — это ко мне (смеется). Маленький и легкий — к другим спортивным директорам на другие гонки.

Если серьезно, то это прежде всего (Мамыр) Сташ, (Артем) Ныч, (Роман) Майкин, (Андрей) Соломенников, (Игорь) Боев. Овечкин опять же будет подключаться, какой бы он легкий ни был, но может хорошо ехать по брусчатке. Мы его, конечно, не будем ставить на все гонки, но там, где будет «разделка» и нужно будет держать — вот туда и будем его заявлять.

— Где «Газпром-Русвело» начнет сезон?

— В январе. В Испании, на Мальорке. Та самая серия из четырех гонок.

— Северные «классики» с самого начала будете ездить?

— Нет, от этого откажемся. Мы как-то попробовали начать с Omloop Het Nieuwsblad, куда все и всегда выставляют первые составы. И даже смешно было смотреть. Выходят такие тридцать три богатыря, первый состав Quick Step, Lotto, все такие построились и наши ребята на них во все глаза смотрят. Не было чувства уверенности. Для того, чтобы такая уверенность была, нужен опыт. Сейчас у нас таких уверенных побольше.

— Вы из тех гонщиков, которые успели вдоволь нагоняться?

— Да, и это было видно и по результатам последних лет в «Катюше». Но азарт как был по весне, так он и остается. Порой хочется крикнуть ребятам: «Ну чего же вы, в этот момент гонки нужно быть уже в другом месте» (смеется).

— Этот сезон для северных «классик» особенный. Фабиан Канчеллара едет их в последний раз, Том Бонен, возможно, тоже. Видите тех, кто способен их заменить?

— Ни одной яркой звезды для северных классик на замену Канчелларе и Бонену я не вижу. (Петер) Саган, да, он и «классики» может ехать, и финишировать, и очень молодой. Не думаю, что он сравнится с Канчелларой, хотя может. Но и в принципе, он гонщик немного другого плана.

— Канчеллара и Бонен ведь могут дать бой напоследок?

— Все равно они уже старики (смеется). Это видно, заметно, даже болельщикам. Вот он упал — травма. Бонен пытается, но уже никуда, мы уже списанный материал практически.

— Тем не менее в Ричмонде он неплохо проехал.

— Одна гонка для него это не фактор готовности. Он классный гонщик, но даже для болельщиков в Бельгии при всем уважении к нему и Канчелларе они уже списанный материал.

— Чувствуете разницу между вашим поколением и тем, которое сейчас тренируете?

— Конечно. Разный менталитет, другой подход. В мое время даже в начале карьеры велоспорт доставлял удовольствие. Это было как-то… Работа и в то же время хобби. Сейчас — только работа. Люди, конечно, получают моральное удовольствие, но не так как в наше время. У нас люди выходили на гонку с радостью, интернета не было, общались между собой, книги читали, время проводили вместе, не нарушая спортивную дисциплину (смеется).

— Это к недавно прозвучавшему «в пелотоне одни машины и все меньше харизмы»?

— Наверное, да. Пелотон очень сильно изменился с точки зрения видения спорта. С тех пор как начались глобальные проекты из разряда Sky, это стало бизнесом, все стали делать то, что умеют, за деньги, душевности стало меньше. Я не жалуюсь, но просто это действительно веяние времени.

— Радиосвязь мешает молодым гонщикам самостоятельно развиваться?

— Я к этому двояко отношусь. Чтобы молодые гонщики выросли, им радио не нужно, но с другой стороны, спонсорам ведь нужно оправдывать свои деньги, и тут, конечно, радио необходимо, так как человек в «техничке» всегда более опытный. Эффект от работы больше, когда спортивный директор ведет гонку. Но и на моей памяти всякое бывало, порой вырубали наушники, было просто невозможно слушать, когда кричат без остановки, призывают к атаке, а ты уже совсем никакой.

Но опять же. Есть гонки в Испании, во Франции, когда можно ехать, не зная деталей, а в Бельгии так не получится, тут нужна подсказка, которая, впрочем, остается только подсказкой.

— К слову, об опыте в северных гонках. Наглядный пример — Лука Паолини на «Гент – Вевельгем»?

— Опытный боец, что скажешь. Бельгийские гонки вообще демонстрация способностей гонщика, это гонки, где ты можешь показать, насколько ты в принципе хорош — и с точки зрения силы, и с точки зрения тактики. За это я их так и любил.

— Оценили самую забавную развязку «классик» прошлого сезона? 

— Omloop Het Nieuwsblad? Ну над этим смеялись все. Я как раз в это время был в (своем) магазине, мы смотрели гонку. Просто стыд и позор, конечно. Мне даже комментировать это сложно, только посмеяться можно.

— Какие у вас остались воспоминания от участия в Олимпиадах?

— Опыт у меня не такой большой — я выступал всего на двух и уже после окончания карьеры понял, что я не гонщик для Олимпиад, я даже не гонщик для чемпионатов мира. Или я сам был психологически не готов тогда, ведь вроде и форма была… Были огромные ошибки, которые я бы никогда не допустил на более мелких соревнованиях. Есть гонщики, которым подходит выступления на Олимпиадах — (Дмитрий) Конышев, (Александр) Колобнев. У них был свой подход, они реализовывали себя. Вернувшись назад, многое бы в своем выступлении поменял, но чего уж теперь об этом вспоминать.

При этом в детстве я воспринимал каждую победу на Олимпиаде нашего спортсмена как геройский поступок. Я вырос в другое время все-таки. Но как для гонщика для меня велоспорт на Олимпиадах лучше бы оставался любительским. Профессиональный спорт — это все-таки профессиональный спорт. Это шоу, это другая история. Для профессионалов чемпионат мира остается самым высшим достижением. Так было и, наверное, так и будет.

— Согласитесь, тем же, например, гимнасткам, сложно вас в этом понять.

— У них своя история. Куда они потом после спорта?

— Замуж.

— Правильно. Или в «Цирк дю Солей».

— Но ведь наверняка остались какие-то особые детские воспоминания от Олимпийских игр?

— В 1980-м мне было пять лет всего, сидел смотрел. К тому же у меня отец был спортсмен-велосипедист. Конечно, для меня победа (Сергея) Сухорученкова была и остается самым ярким впечатлениям от велоспорта на Олимпиадах. Это было что-то невероятное. И навсегда таковым останется.

Источник : «Р-Спорт»

Photo by пресс-служба «Газпром-Русвело»

При использовании материала ссылка на cyclingscouts.com обязательна!

Copyright © cyclingscouts.com. Все права защищены.